Сообщение о положении нашей Архиепископии с точки зрения закона.

с точки зрения закона.

Несколько сообщений, сделаных "в частном порядке", в настоящее время распространяются, чдабы отговорить духовенство нашей Архиепископии от участия в Пастырском Собрании 28 сентября, на том основании, что архиепископ Иоанн будто бы больше не может возглавлять Архиепископию,

Эти сообщения хитро путают юридические и церковные понятия. В них много неточностей касательно статутов, которые они называют «основным законом», чтобы затем лучше их обходить.

1) Совет Архиепископии (CA) согласно уставу, не является лицом, принимающим совместно с Архиепископом решения: только «Архиепископ, которому помогают Епископский Совет и Совет Архиепископии, обладает всеми полномочиями в вопросах вероучения, литургической жизнь и пастырского служения "(статья 39). Следовательно, не существует «совместной пастырской ответственности» СА в понимании наших статутов. Слова имеют свое значение.

2) Только Внеочередная Генеральная Ассамблея (ВГА) может принять решение об изменении статутов. Таким образом, для внесения в устав изменения канонической привязанности требуется две трети голосов от ВГА. Но нигде не написано, что ВГА должна решать сам принцип изменения канонической привязанности, приводящего к изменениям статутов. Устав молчит по этому вопросу. Статья 34/3 упоминает, что ВГА должна принять решение о "сближении с любым другим объединением", что не является изменением канонической привязанности. Следовательно, должно быть ясно, что устав не предусматривает, что ВГА будет голосовать за изменение канонической привязанности.Этому есть причина, которая является экклезиологической. На самом деле это пастырское решение. Архиепископ Иоанн обладает полнотой пастырского служения.

3) В связи с этим следует напомнить, что именно СА предлагает законодательные изменения, выставленные на голосование ВГА. СА несколько недель назад выступил против предложения об изменении статутов касательно канонической привязанности, которое могло бы принять только ВГЕ. Действия, предпринятые СА в прошлом действия, имеют важное значение: 7 сентября 2019 года никаких изменений статутов не было предложено.

4) Следует добавить, что изменения статутов неизбежно происходят иным ритмом чем ритм жизни нашей Архиепископии. Выполнение устава меняется с течением времени, и не выражается в моментальном изменении статутов. К примеру, у нас уже в течение многих лет нет викарных епископов. Большое количество статей статутов (статьи с 61 по 65) таким образом не выполняются. Также нет и Епископского Совета (статьи с 56 по 60). Однако статуты не утратили своей юридической силы, и вопрос о том, может ли Архиепископ оставаться главой Архиепископии и ex officio председателем Епархиального Управления без Епископского Совета, никогда не задавался. Что и разумно.

5) Эти изменения в применении уставов часто осуществлялись нашими Ассамблеями, под контролем нашего Архиепископа. Следует уточнить, что нигде не предусматривается, что такие изменения должны быть одобрены большинством в две трети голосов. На самом деле, согласно нашим статутам, существуют несколько видов большинства: 35% для выборов членов СА, 50% + один голос за решения Ординарной Генеральной Ассамблеи, две трети для решений, относящихся к исключительной компетенции ВГА.

6) К примеру, в 2016 году наша Ассамблея подтвердила 35% голосов выбор кандидата в СА из списка священнослужителей, в то время как этот кандидат находился под дисциплинарным наказаним (запрет в служении), и ему угрожало лишение сана. Таким образом он по статутам не должен был быть в списке кандидатов. В данном случае Ассамблея опередила решение об отмене дисциплинарного наказания, которое впоследствии было принято единолично архиепископом Иоанном, в соответствии c его административными и пасторскими полномочиями. Избрание этого кандидата никогда не оспаривалось как противозаконное. Оно стало результатом изменений в исполнении наших уставов ВГА и нашим Архиепископом.

7) Голосуя за присоединение к Московскому Патриархату более 58% голосов, делегаты ВГА от 7 сентября 2019 года, представляющие подавляющее большинство нашей Архиепископии, четко заявили о своем желании обрести каноническую привязанность, позволяющую нашей Архиепископии оставаться в единении с каноническим Православием. Повторим, принятое решение не касалось статутов, так как, как мы видели, СА выразился против изменений в статутах. В данном случае не требовалось большинства в две трети голосов, поскольку это не входило в компетенцию ВГЕ. Собрание было созвано после обсуждения на полях внеочередного собрания от 23 февраля 2019 года. Выраженное решение об установлении канонической привязанности к Московскому Патриархату было пастырски услышано и исполнено Архиепископом Иоанном при исполнении полноты его пастырского служения.

8) Решение Вселенского Патриархата отозвать Томос и отозвать статус экзархата нашей Архиепископии разорвало каноническую связь с Вселенским Патриархатом. Это решение имело непосредственные последствия для исполнения наших статутов. Оно сделало невозможным и устаревшим условие, указанное в статье 11 наших статутов, согласно которой архиепископ, глава Епархиального Управления, должен подчиняться Вселенскому Патриархату. Голосование на собрании 7 сентября о канонической привязанности к Московскому Патриархату не только позволило восстановить каноничность нашей Архиепископии, но и зафиксировало разрыв канонической связи с Вселенским Патриархатом. Наш Архиепископ, действуя самостояльно в соответствии со статутами как гарант пастырского служения, исполнил желание Ассамблеи. В обоих случаях (избрание члена СА и каноническая привязанность), развитие в исполнении наших статутов было желанием Ассамблеи, затем одобрено нашим архиепископом.

9) На данном этапе следует сказать, что тезис, согласно которому архиепископ Иоанн «исключил сам себя» из Архиепископии, потому что он «решил» разорвать «в одиночку» каноническую связь с Вселенским Патриархатом, и больше не может руководить Архиепископией в буквальном понимании статьи 11 статутов, абсурден: Архиепископ Иоанн принял к сведению отзыв Томоса и решение Ассамблеи носящие непосредственные пастырские последствия, делающими невозможным каноническую привязанность к Вселенскому Патриархату, как указано в Статьях 7 и 11 статутов. Он исполнил желание большинства членов Ассамблеи и, следовательно, Архиепископии в целом и попросил о канонической привязанности к Московскому Патриархату. Он не действовал самовольно. Он не «исключал сам себя». Напротив, он оставался среди своих, пастырски и юридически.

10) Архиепископ Иоанн позаботился о том, чтобы направить нашу Архиепископию к единственному пастырскому решению, которое позволило бы ей сохранить свою целостность и автономию. Что является его основной миссией.

Действительно, любое решение, которое игнорирует волю 93% ВГА 23 февраля, было бы против законного голосования о сохранении нашей Архиепископии от роспуска, будь то в пределах греческой или румынской митрополий. Любое решение, которое не уважало бы желание большинства голосов наших делегатов порвать с Вселенским Патриархатом и попросить воссоединения с Московским Патриархатом было бы против соборности и канонов.

Таким образом, те, кто сегодня не принимает во внимание голосование собрания 23 февраля, желая развалить Архиепископию и нарушить ее целостность, выступают против желания явного большинства членов Архиепископии разорвать связь с Вселенским Патриархатом, и претендуют уволить своего Архиепископа, чьи опции были поддержаны большинством Ассамблеи. Они олжны искренне усомниться в своих легитимности и мотивациях, а также в использовании ими понятия «путча».

11) Напомним, что Совет Архиепископии может формально собираться только тогда, когда он созывается по правилам и совещается эффективно. Когда несколько из его членов собираются без уведомления органов упомянутого Совета (председатель, вице-председатель, секретарь), они не являются СА. Они не "несут ответственность". Они безответственны. Они не имеют права выдавать канонические отпуски. Эти члены духовенства также не могут претендовать на членство в Архиепископии, когда они уже ходатайствовали и получили канонический отпуск. Они обманывают тех, кто их читает и слушает в том, что они делают и чем они являются.

12) Наконец, нет местоблюстителя архиепископа, потому, что никто не просил о его назначении. По статутам запрос должен исходить от СА. Это то, что авторы коммюнике от 14 сентября, сделанное ночью, сочли в панике нужным сделать. Но они не являются Советом Архиепископии. Следовательно, нет и местоблюстителя.

Таким образом, Владыка Иоанн есть и остается по закону нашим Архиепископом, председателем Епархиального Управления. Он никогда не переставал быть таковым с момента своего избрания, и он не может быть отстранен от этой должности Константинопольским Патриархатом (или, к сведению, Московским Патриархатом) или же СА. Архиепископ Иоанн, со своей стороны, принял во внимание в духе соборности все голосования Ассамблей в соответствии со статутами и нашими канонами.

Сегодня архиепископ Иоанн призывает все духовенство Архиепископии на пастырское собрание 28 сентября 2019 года. Это историческое собрание, потому что наша Архиепископия призвана ходатайствовать о воссоединении с Московским Патриархатом в соответствии с Грамотой, которая гарантирует ее целостность и автономию. Существует много недопонимания и злоумышлений будто соглашение больше не действительно или что оно будет «забыто». На собрании 28 сентября духовенству Архиепископии будет предложено воссоединение в соответствии с указанной Грамотой.

Retour haut de page
SPIP